... На Главную

Жизнь редактора


Федор Плужников


В конец |  Назад

Это ж какую наглость, какую самовлюбленность надо иметь, каким махровым эгоистом надо быть, чтобы вот такие, мягко говоря, опусы приносить, а когда их отказываются печатать, еще и обижаться, что не дают этому, с позволения сказать, «гениальному» индивиду, «осчастливить» вселенную…


В отношении любой публикации всегда можно логически «предположить», с какой целью она написана…


Почему из сотен авторов лишь единицы задумываются над тем, а есть ли им что сказать читателю?

Если взять тысячу авторов, то десять не нуждаются в редактировании, у них еще и поучиться можно.

Над произведениями еще ста авторов работаешь с удовольствием…

А работа над текстами остальных постоянно прерывается мыслью: «Как мало мне платят!»


Какое хамство, скачать наши статьи трехлетней давности и придти с ними к нам же, выдавая их за свои работы…


Да-да, можно подумать, надо быть каким-то особенным эрудитом, чтобы определить, что вы плагиатор… Да по стилистике принесенного вами текста сразу видно, что вы надергали кусков у десяти гениев, но вас-то это гением не делает ни в коей мере…


Редакция выпускает очередной номер. Все шуршат изо всех сил… Выправляют, правят, исправляют. Сдают в печать с чувством выполненного долга.

Редактор приносит пахнущий типографской краской номер домой, супруга берет его в руки, открывает на произвольном развороте и…

С первого же взгляда находит ошибку…

И вот так уже десять лет!


Три старых ошибки правим, одну новую делаем…


Из опыта работы с авторами…

Автор сидит, упирается, ловит творческое вдохновение. Сражается с материалом изо всех сил…

Когда работа почти уже закончена, слетает операционка, доступа к файлу с почти уже законченной работой — нет.

Сроки «жмут».

Автор садиться за компьютер, не спит ночами, не ест днями, полностью восстанавливает работу.

Работа сдана. Гонорар получен и потрачен.

Но вот операционка восставлена и где-то через полгода, когда выдалась свободная минутка, автор сравнивает оба варианта…

Сидит в шоке.

Это совершенно разные тексты.


Редактор никогда ни с кем не переписывается.

При первом же взгляде на любой текст начинает его править.


Из писем редактора…

Мой дорогой друг, Вы самый «тяжелый» для меня автор на свете — в своих опусах Вы минимум три раза повторяете одно и то же разными словами…


Кому только не ставят памятники…

А я бы поставил — переводчику. Величайшая из профессий, которая дает нам возможность наслаждаться шедеврами мировой литературы…

Не согласны?

А вы попробуйте написать равно гениальные тексты на двух разных языках…


Да, это нормально!

Если в тексте есть искорка таланта, то ты его читаешь, потом начинаешь подправлять… И только уважение к молодому гению и чувство такта не позволяет тебе полностью переписать его текст…

Да. Главное удержаться.

Ну, и себе-то можно признаться, что сам отнюдь не гений.


По поводу резервного копирования…

Редактор уходит на поздний ужин — сдаем номер в печать…

Дизайнер вносит последние «подчистки» в верстку, спрашивает: «Машину (компьютер) выключать?»

— Нет, не надо…

На скорую руку поужинав, редактор возвращается на работу — машина выключена…

Пытается включить — БИОС пишет «Жесткий диск сказал Вам «Прощайте.»

Прощай, вся уже сделанная работа!

Звонок дизайнеру: «А почему?»

— Ой, я забыла… (О просьбе.)

И ведь никто не виноват... Форсмажор.


Миллениум…

Машины медленные, сетка все время сбоит.

Сидит десяток сотрудников, собирают номер.

Файл лежит на сервере, его туда-сюда таскают, обрабатывают…

Несмотря на категорический запрет обрабатывать файлы по сети (только на своей машине, переместив его к себе) всегда найдется умник, который быстро-быстро немного его подчистит по сетке, чтобы не тратить время на копирование туда-сюда.

На третий, к примеру, раз, сетка мигнет и… Все… Работа не сохранена, приходиться свою часть делать заново. Но есть и тяжелый случай, когда сетка «мигнет» в момент сохранения файла — тогда вся работа нескольких человек уходит «в ноль»…

И вот сколько раз надо повторять, — нельзя работать по сети!!!


В среднем любой тест редактируется в три захода (три раза)… Если меньше, то количество "блох" велико. Если больше, количество выловленных "блох" становится настолько незначительным (они никогда не исчезают вовсе), что уже нет смысла далее текст редактировать.


Сколько в практике каждого редактора практически полностью переписанных текстов…

И вы думаете хоть один автор признал соавторство?


Получил письмо, подписанное английским «Знаю правду (истину)». Удалил, не читая… Какое самомнение! На каких дебилов эта мнимая значимость рассчитана??? Неужели на кого-то действует?


Работаешь, работаешь… Пашешь, как Папа Карло и тут приходит человек, в жизни ни строчки не написавший (не прочитавший?) и начинает давать советы…


Приходит потенциальный автор. Их много таких заслуженных поисковиков гонораров ходит по редакциям, выясняют условия и требования…

В процессе разговора посетитель рассказывает о магнате, с детства мечтающем о приключениях и пожелавшем выпускать о них же журнал.

Посетитель со значением говорит: «Он выпустил три номера журнала с бюджетом триста тысяч гривен. Обратитесь к нему за финансами.»

Редактор смотрит на посетителя и даже не задает вопрос, почему магнат не стал выпускать журнал дальше и не интересуется его координатами.

Думает про себя: «Да… Вот это разводняк. Это ведь годовой бюджет двух вставших на ноги журналов в их лучшее время. Да магнат теперь всех этих аферистов из журналистской братии, наверно, и близко к порогу не подпускает.»


Вечный спор об обложке

Этот спор, так или иначе, в той или иной степени, но «имеет место быть» всегда. Ни один из споров о нюансах содержании издания не достигает такого накала, как спор об обложке.

Спор о том, что важнее, содержание или «облажка» (это не описка) также вечен, как и многие другие.

До чего не договариваются в полемическом задоре заинтересованные стороны, какие только эпитеты не употребляют...

А уж как обсуждаются жалобы читателя на то, что тот не нашел в издании описания изделия, представленного на обложке!!!

А высший градус споров о роли обложки в реализации издания обозначает наполовину шутливая фраза «Надо бабу голую в обнимку с автоматом Калашникова на обложке разместить»…

К сожалению, автор этого высказывания не дожил до того дня, когда, двадцать лет спустя, друзья-конкуренты начали размещать на своих обложках эротичных леди в обнимку с разного рода ружбайками…


С каким удовольствием он произносил фразу «Краткость сестра таланта, НО тёща гонорара!»



К началу |  Назад