... На Главную

О великом искусстве Кляузы


Юрий Кляузавэць

В конец |  Назад

«Вы ошибаетесь, соотнося со словом «кляуза» отрицательные оттенки смыслов и эмоций. Настоящая «Кляуза» — предмет высокого Искусства.»


— «О, сколько прекрасных начинаний погубила спешка… Настоящая Кляуза должна, как благородный напиток, как лечебный экстракт, как копченая рыбка — выбродить, настоятся, вылежаться… Быть просмакована, переписана, выправлена и когда ее чтение будет таким же таким же непрерывным как бегущий ручеек, освежающим, как глоток свежего воздуха, свободно заполняющего легкие… Когда она будет читаться на одном дыхании, только тогда можно утверждать, что она готова, что ее можно запускать в дело со слабой надеждой, что на той стороне находится такой же посвященный в высокое искусство ценитель...»


«Леность мысли, нелюбовь к своему делу губит Искусство Кляузы — наиболее ярким примером этого является бездумное употребление в письменной речи к месту и не к месту бюрократических штампов. Включите воображение, наслаждайтесь процессом… Помните, это — КЛЯУЗА!!!»


«Вы можете сколько угодно иронизировать, саркастически ухмыляться, крутить пальцем у виска, отмахиваться от правды, но если вы ни разу не ощутили всю прелесть величайшего из искусств — искусства Кляузы, третья часть вашей жизни прошла зря!


Чувство меры и четко выверенное осознание ситуации должно лежать в основе создания Кляузы. В зависимости от того, является адресат по отношению к вам вышестоящим, равным по положению или нижестоящим, следует формировать Кляузу. Если адресат выше вас по положению, будьте кратким и точным. Если равен вам — уважительным. Если ниже по положению — решайте сами, стоит ли метать бисер… Но помните, ошибка в оценке адресата может стоить вам очень дорого!


Существует такое понятие как преамбула. В отношении заимствованных иностранных слов следует быть весьма осторожным. Очевидное на первый взгляд существование слова без трех букв «пре», на самом деле вовсе невозможно. Мы даже не будем произносить или писать того безобразия, которое могло бы получиться.

Так вот, хотя достойная преамбула и предполагает столь же достойное продолжение, на самом деле продолжение требует обширности знаний и тщательной работы над ним. Готовьтесь к тому, что после написания «на одном дыхании» преамбулы в последующей работе вам предстоят колоссальные муки творчества — «подыскивание» более точных выражений, «лазание» по словарям, перестановка слов и целых фраз местами, неоднократное переписывание написанного… В общем, вас ждет самое тяжелое в нашем искусстве — то, что непосвященные называют бумагомаранием.


Кляуза — оружие обоюдоострое. Или правильнее говорить — двойного назначения? Ну, то, короче, которым как скальпелем, можно и вылечить, а можно и… В общем, не вылечить.


Бюрократа можно не любить, но уважать следует в обязательном порядке. Настоящий, рафинированный бюрократ — наш соратник в высоком искусстве Кляузы, даже если он и находится с другой стороны острия пера.

Взаимодействие с ним так оживляет процесс…

А уже если он достойный противник, в переписке с ним может «родиться» настоящий шедевр. Берегите его! И шедевр, и бюрократа…


Кляуза и — эмоции… Чувство (любовь ли, ненависть ли, что-то ещё) — чистое, незамутненное никаким другим чувством и никакими другими эмоциями… Чувство (эмоция) которая, варясь в собственном соку, дошла до той кондиции, до той степени накала, когда не выразить это чувство просто невозможно, иначе оно, как пар в котле под чрезмерным давлением, просто разорвет тебя… Именно Клауза является тем клапаном, который выпускает излишки пара из котла и не дает ему взорваться…

Выпускайте пар, если не хотите взорваться!


Иногда автор с тонким душевным трепетом разглядывает ряды папок с теми самыми Кляузами, в каждую из которых он вложил частичку своей души. Кажется, они уже живут своей жизнью…

На самом же деле истории эти оживают только тогда, когда берешь папку в руки и начинаешь c трепетом душевным вчитываться в строки очередной истории…


К началу |  Назад